Новая отчетность страховщика

Отчетность субъектов страхового дела

Нормативные акты и документы, регулирующие деятельность субъектов рынка страховых услуг

Актуальная информация

В связи с получением Банком России нового квалифицированного сертификата ключа проверки электронной подписи на официальном сайте Банка России опубликован новый сертификат открытого ключа, который доступен по ссылке: http://lk.fcsm.ru/Content/EncryptOpenCert.zip

Банк России рекомендует при отправлении ответов на запросы и предписания, а также уведомлений использовать процедуру шифрования отправляемого пакета.

В случае возникновения вопросов, связанных с процедурой шифрования, необходимо обращаться в службу информационной поддержки личного кабинета участника финансового рынка.

Пресса о страховании, страховых компаниях и страховом рынке

За рулем, 30 ноября 2008 г.

Тарифы ОСАГО могут вырасти на 32%

Как сообщило сегодня ИА «Финмаркет», подсчитав новые статистические данные с учетом развивающегося в России финансового кризиса, страховщики решили, что базовые тарифы по ОСАГО в первом полугодии 2009 года необходимо повысить на 32%. По мнению представителя Независимого актуарного информационно-аналитического центра, расчеты показывают острую необходимость в ближайшее время скорректировать [. ]

Финансовая газета. Региональный выпуск, 20 марта 2003 г.

Новые требования к составлению и представлению финансовой отчетности страховщиков

Порядок составления страховыми организациями финансовой отчетности (в целях данной статьи под финансовой отчетностью страховщиков понимаются бухгалтерская отчетность и отчетность, представляемая в порядке надзора) регламентируется следующими документами:

Методическими рекомендациями о порядке формирования показателей бухгалтерской отчетности страховых организаций, утвержденными приказом Минфина России от 12.01.01 г. № 2н (эти рекомендации изменялись дважды — 28.11.01 г. и 6.12.02 г.);

приказом Минфина России от 28.11.02 г. № 105н, который утвердил и ввел в действие следующие формы отчетности и методические рекомендации для страховых организаций:

1. Формы бухгалтерской отчетности.
2. Указания об объеме форм бухгалтерской отчетности.
3. Указания о порядке составления и представления бухгалтерской отчетности.
4. Формы отчетности, представляемой в порядке надзора.
5. Инструкцию об объеме форм отчетности, представляемой в порядке надзора, порядке ее составления и представления.

Приказом Минфина России от 6.12.02 г. № 124н (далее — приказ № 124н) были внесены изменения в приказы Минфина России от 28.11.2000 г. № 105н и от 12.01.01 г. № 2н, которые коснулись обеих составляющих финансовой отчетности.

Изменения в порядке составления и представления бухгалтерской отчетности

Поскольку с принятием нового Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций понятия «фонды, образованные за счет нераспределенной прибыли» (кроме резервного капитала) более не существует, из бухгалтерского баланса исключена строка «Фонд социальной сферы». Соответствующие изменения претерпел и Отчет об изменениях капитала страховой организации. В приказе № 124н не говорится, где показывать остаток по исключенной строке баланса, если он есть у какой-либо страховой организации, однако очевидно, что его необходимо присоединить к остатку по строке «Нераспределенная прибыль прошлых лет».

Другие изменения в балансе страховщика связаны с переименованием понятия «технические резервы» в «страховые резервы» (эти изменения терминологии прошли по всем формам финансовой отчетности, поэтому далее мы на них не будем останавливаться) и включением строки «Резервы предупредительных мероприятий» в последний раздел баланса из раздела «Страховые резервы».

В Отчет о прибылях и убытках страховщиков введены новые строки «Отчисления в резерв гарантий» и «Отчисления в резерв текущих компенсационных выплат». Это связано с тем, что скоро вступит в силу Федеральный закон от 25.04.02 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», которым предусмотрены указанные резервы.

В приложении к балансу в разделе «Дебиторская и кредиторская задолженность» дебиторская задолженность по страховым премиям теперь показывается раздельно по страхованию жизни и страхованию иному, чем страхование жизни, а в разделе «Финансовые вложения» отдельно выделяется стоимость владения акциями и долговыми ценными бумагами дочерних и зависимых обществ. Несомненно, эти изменения сделают приложение к балансу страховщика более информативным, чем это было ранее.

Однако самым важным новшеством в приказе № 124н является введение с 2003 г. требования о представлении в Департамент страхового надзора Минфина России промежуточной бухгалтерской отчетности страховщика. Под промежуточной бухгалтерской отчетностью в данном приказе понимается бухгалтерская отчетность за первое полугодие, которая подлежит представлению в течение 30 дней после окончания первого полугодия, причем как в печатном виде, так и в виде набора файлов в электронном виде.

Отметим также, что теперь страховые организации в составе промежуточной бухгалтерской отчетности обязаны представить в Минфин России копию публикации бухгалтерского баланса и отчета о прибылях и убытках предыдущего года с указанием даты и источника публикации.

Изменения в порядке составления и представления отчетности в порядке надзора

Приказ № 124н не только внес изменения в уже известные формы отчетности, представляемой в порядке надзора, но и ввел три новые формы:

Информация по операционному сегменту — форма № 11-страховщик;
Информация о дочерних и зависимых обществах страховой организации — форма № 12-страховщик;
Информация о филиалах и представительствах страховой организации — форма № 13-страховщик.

Полностью изменен также раздел, посвященный порядку составления Отчета о платежеспособности страховщика — форме № 6-страховщик. Данный раздел составлен в соответствии с Положением о порядке расчета страховщиками нормативного соотношения активов и принятых ими страховых обязательств, утвержденным приказом Минфина России от 2.11.01 г. № 90н.

Новая форма отчетности, представляемой в порядке надзора, «Информация по операционному сегменту» — это фактически расшифровка финансового результата деятельности страховщика в разрезе видов страхования, страховые премии по которым составляют более 10% общего объема страховых премий отдельно по личному страхованию (кроме страхования жизни — в Отчете о прибылях и убытках результат от операций по страхованию жизни и так представлен отдельно), имущественному страхованию и страхованию ответственности. Такой подход в полной мере соответствует требованиям ПБУ 12/2000 «Информация по сегментам», в соответствии с которым сегмент является отчетным, если выполняется одно из трех условий: либо сумма страховых премий составляет не менее 10% суммы страховых премий всех сегментов, либо финансовый результат деятельности данного сегмента составляет 10%суммарного финансового результата всех сегментов, либо активы данного сегмента составляют не менее 10% суммарных активов всех сегментов. Напомним, что ПБУ 12/2000 определяет информацию по операционному сегменту как информацию, раскрывающую часть деятельности организации по производству определенного товара, выполнению определенной работы, оказанию определенной услуги или однородных групп товаров, работ, услуг, которая подвержена рискам и получению прибылей, отличным от рисков и прибылей по другим товарам, работам, услугам или однородным группам товаров, работ, услуг.

Форма предусматривает представление информации без учета переданных в перестрахование договоров (раздел 1) и с учетом переданных в перестрахование договоров (раздел 3). Если же сумма страховых премий по договорам, принятым в перестрахование, составляет более 10% общего объема страховых премий, то заполняется еще и раздел 2 формы. При этом не указано, включаются ли в этом случае показатели по договорам, принятым в перестрахование, одновременно в раздел 1 и в раздел 2. На наш взгляд, в такой ситуации логично было бы в раздел 1 включить показатели только по основным договорам страхования, в раздел 2 — по договорам, принятым в перестрахование, а в раздел 3 — совокупный показатель.

Хотелось бы также отметить, что заполнение данной формы у многих страховщиков вызовет затруднения при определении показателя расходов на ведение страховых операций в разрезе видов страхования. Дело в том, что большинство страховщиков не придерживаются твердых правил определения принадлежности расходов к тому или иному виду страхования для целей бухгалтерского учета. Более того, зачастую в бухгалтерском учете не ведется аналитический учет и прямых аквизиционных расходов (например, комиссионного вознаграждения агенту) по видам страхования, а страховщики ограничиваются аналитической «разбивкой» по принципу «страхование жизни» и «иное страхование». Необходимо отметить, что в международной практике информация по видам страхования является одной из важнейших для оценки деятельности страховщика на основе финансовой отчетности.

Кроме того, в приказе № 124н нет определения показателя графы 13 «расходы на ведение страховых операций» анализируемой формы. Возникает вопрос: включается ли в него сумма управленческих расходов страховщика, а если включается, то, как разделить ее между видами страхования. На наш взгляд, управленческие расходы не включаются в показатель расходов на ведение страховых операций данной формы, и этот показатель представляет собой только прямые расходы страховщика, относящиеся к конкретному виду страхования.

Что касается двух других новых форм отчетности, представляемой в порядке надзора, то в них дается краткая информация о дочерних и зависимых обществах страховщика, а также о его филиалах. Остается напомнить, что определение дочернего и зависимого общества дано в Гражданском кодексе Российской Федерации.

Существенно изменилась форма № 10-страховщик «Отчет об операциях перестрахования», в которую введены новые разделы. В них раскрывается информация об операциях перестрахования в разрезе перестраховщиков. Раскрытие информации осуществляется по всем показателям операций перестрахования. Так, по каждому перестраховщику указываются размер переданных ему страховых премий и его доли в оплаченных убытках за отчетный и предыдущий годы, доля перестраховщика в резерве убытков на начало и конец отчетного года, кредиторская задолженность по страховым премиям и дебиторская задолженность по оплаченным убыткам также на начало и конец отчетного года. Аналогичные показатели приводятся и по операциям входящего перестрахования — также по каждому перестрахователю. Можно сказать, что новая редакция Отчета об операциях перестрахования обеспечивает максимальную прозрачность этих операций для пользователей финансовой отчетности.

Читайте так же:  Можно продавать кальян несовершеннолетним

По нашему мнению, целесообразно для отдельных форм отчетности, представляемой в порядке надзора, установить порог (уровень) существенности, ниже которого не приводится наименование контрагента страховщика, а все контрагенты указываются как «прочие». Ведь у крупных страховщиков, а также у специализированных перестраховочных компаний список перестраховщиков и перестрахователей содержит несколько десятков наименований, а в отдельных случаях — более сотни. Стоит также напомнить, что в нормативных документах еще нет ответа на вопрос о том, кто указывается в качестве перестраховщика в случае перестрахования через страхового брокера-нерезидента: сам брокер или те страховые компании, которые он указывает в листе размещения риска. Таких компаний, как правило, не один десяток. Страховщик иногда не располагает данными о размере страховой премии, переданной страховым брокером той или иной третьей страховой компании, особенно в тех случаях, когда объем принятой ими на себя ответственности незначителен. В таких случаях можно говорить о снижении уровня прозрачности финансовой отчетности, поскольку страховщик, скорее всего, укажет какую-то сумму по своему усмотрению, если на него возложена такая обязанность.

По нашему мнению, нужно ввести уровень существенности в размере 5-10% от соответствующего показателя с предоставлением права страховой организации понижать данный уровень. Об актуальности этого вопроса, на наш взгляд, свидетельствует и изменение в форме № 7-страховщик «Отчет о размещении страховых резервов», связанное с тем, что с введением с 1 января 2002 г. метода начисления в отношении учета страховых премий дебиторская задолженность страхователей по их оплате является активом, принимаемым в покрытие страховых резервов. Соответствующая строка введена в форму этого Отчета, а указания о порядке заполнения формы дополнены следующим абзацем: «Если дебиторами являются страхователи — физические лица, то величина их дебиторской задолженности указывается общей суммой. При этом графа «ИНН дебитора, регистрационный номер страховщика» прочеркивается, а в графе «Наименование дебитора» указывается «Дебиторская задолженность страхователей — физических лиц». Это означает, что если дебиторами являются страхователи — юридические лица, то необходимо указывать наименование, ИНН и сумму задолженности каждой такой организации. Остается только предполагать, каким будет объем этого списка у ведущих отечественных страховщиков и каков уровень информативности в ситуации, когда какая-либо организация должна страховщику, например, одну тысячу рублей.

Промежуточная финансовая отчетность

Приказ № 124н ввел понятие промежуточной отчетности, представляемой в порядке надзора, которая в совокупности с промежуточной бухгалтерской отчетностью является промежуточной финансовой отчетностью страховых организаций. Промежуточная отчетность, представляемая в порядке надзора, за первое полугодие направляется в Минфин России вместе с промежуточной бухгалтерской отчетностью, т.е. в срок до 30 июля, в оригинале и в электронном виде в виде набора файлов. В ее состав входят:

1. Отчет о платежеспособности страховой организации (форма 6).
2. Отчет о размещении страховых резервов (форма 7).
3. Отчет о размещении страховых резервов по ОМС (форма 7а).

Представление в орган страхового надзора не только годовой отчетности, но и отчетности по итогам полугодия должно повысить уровень регулирования деятельности страховых организаций, поскольку орган страхового надзора обладает информацией в текущем режиме, т.е. практически наравне с самим менеджментом страховщика. Таким образом, возникающие проблемы с платежеспособностью и ликвидностью страховщика могут быть быстро обнаружены, и вмешательство со стороны государства будет происходить не на стадии неминуемой гибели страховой компании, а на стадии возникновения проблемы. Однако материалы по итогам рассмотрения годовой отчетности со стороны органа страхового надзора поступают к страховым организациям по истечении нескольких месяцев с даты ее представления, и есть опасность, что рассмотрение промежуточной отчетности будет заканчиваться как раз к моменту представления годовой отчетности.

Страховым организациям необходимо помнить, что в том случае, если по состоянию на конец года или полугодия показатели платежеспособности и размещения страховых резервов не соответствуют установленным нормативам, вместе с отчетностью, представляемой в порядке надзора, они должны направить в Минфин России план оздоровления финансового положения и программу мероприятий по соблюдению нормативов размещения страховых резервов.

Таким образом, бухгалтерам и финансовым менеджерам страховых организаций предстоит большая и трудоемкая работа: им нужно до 30 июля составить не только бухгалтерскую отчетность и налоговые декларации, но и Отчет о платежеспособности и Отчет о размещении страховых резервов, а в случае нарушения нормативов — план финансового оздоровления и программу мероприятий по размещению страховых резервов. При этом надо всю отчетность продублировать в электронном виде.

Руководителям страховых организаций следует обратить внимание на то, что в этом году вступил в силу еще один важный документ — новые Правила расчета страховых резервов, и это может повлечь за собой непрогнозируемое изменение финансового результата просто за счет изменения правил расчета страховых резервов. По нашим оценкам, особенно непредсказуемые результаты возможны по резерву произошедших, но незаявленных убытков. Компании, которые формируют стабилизационный резерв, могут получить непрогнозируемые финансовый результат и показатели размещения страховых резервов.

Аудиторское заключение

В состав годовой бухгалтерской отчетности входит также аудиторское заключение. В 2002 г. были утверждены первые шесть федеральных стандартов аудиторской деятельности, в том числе стандарт «Аудиторское заключение». В соответствии с ним аудиторское заключение о достоверности бухгалтерской отчетности сброшюровывается в единый пакет вместе с бухгалтерской отчетностью и опечатывается. Оформленный таким образом пакет является аудиторским заключением, составленным в соответствии с федеральным стандартом аудиторской деятельности, и включается в состав годовой бухгалтерской отчетности страховщика. Конечно, в данном случае получается, что бухгалтерская отчетность в Минфин России представляется дважды — сначала страховщик формирует пакет отчетности, а затем прикладывает к нему аудиторское заключение, сшитое все с той же бухгалтерской отчетностью, но таковы установленные правила.

С.ХАРИТОНОВ, Аудиторская компания «Мариллион»

Вся пресса за 20 марта 2003 г.
Смотрите другие материалы по этой тематике: Страховой надзор, Учет и отчетность, Страховые стандарты, Регулирование

Страховщиков ждут новые формы отчетности, представляемой в Центральный банк РФ.

Банк России разработал проект указания «О формах, сроках и порядке составления и представления отчетности страховыми организациями и обществами взаимного страхования в Центральный банк Российской Федерации», являющийся новой редакцией Указания Банка России от 30 ноября 2015 года № 3860-У «О формах, сроках и порядке составления и представления отчетности страховыми организациями и обществами взаимного страхования в Центральный банк Российской Федерации».

Проект нового нормативного документа предусматривает введение новых форм отчетности:

  1. форма 0420150 «Общие сведения о страховщике», предусматривающая включение сведений о численности работников страховщика, его членстве в саморегулируемой организации в сфере финансового рынка и объединениях субъектов страхового дела, линиях бизнеса, сведениях об опубликовании годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности страховщика;
  2. форма 0420163 «Отчет об операциях со связанными сторонами» предусматривающая включение сведений о связанных сторонах, остатках по счетам по операциям со связанными сторонами, доходах и расходах по операциям со связанными сторонами;
  3. форма 0420164 «Оборотная ведомость по счетам бухгалтерского учета страховщика», включающая данные об остатках и оборотах по счетам бухгалтерского учета;
  4. форма 0420165 «Отчет о финансовых результатах страховщика (по символам доходов и расходов)», включающая данные о доходах и расходах страховщика;
  5. форма 0420166 «Сведения об утверждении аудиторской организации или индивидуального аудитора», предусматривающая включение сведений об аудиторе, о саморегулируемой организации, членом которой является аудитор;
  6. форма 0420167 «Сведения о договоре на проведение аудита», предусматривающая сбор сведений о договоре на проведение аудиторской проверки, виде проаудированной отчетности;
  7. форма 0420168 «Сведения об ответственном актуарии», предусматривающая сбор сведений об актуарии и о договоре на проведение обязательного актуарного оценивания;
  8. в целях получения информации о персональных данных физических лиц акционеров (аффилированных лиц) страховщика соответствующими показателями дополнена форма 0420152 «Отчет об акционерах (участниках) и список аффилированных лиц»;

Кроме того, как говорится в пояснительной записке к проекту, в связи с переходом страховщиков на новый план счетов бухгалтерского учета и отраслевые стандарты бухгалтерского учета, а также изменением подходов к порядку формирования страховых резервов, инвестирования собственных и резервируемых средств страховщика, расчета нормативного соотношения его капитала и принятых обязательств, потребовавших издания новых нормативных актов, показатели форм 0420154 «Отчет о составе и структуре активов», 0420155 «Отчет о страховых резервах» и 0420156 «Отчет о платежеспособности» приведены в соответствие с нормами Положений Банка России от 28.12.2015 № 526-П «Отраслевой стандарт бухгалтерского учета «Порядок составления бухгалтерской (финансовой) отчетности страховых организаций и обществ взаимного страхования», от 16.11.2016 № 557-П «О правилах формирования страховых резервов по страхованию жизни», от 16.11.2016 № 558-П «О правилах формирования страховых резервов по страхованию иному, чем страхование жизни», Указаний Банка России от 22.02.2017 № 4297-У «О порядке инвестирования средств страховых резервов и перечне разрешенных для инвестирования активов», от 22.02.2017 № 4298-У «О порядке инвестирования собственных средств (капитала) страховщика и перечне разрешенных для инвестирования активов» и Указания Банка России от 28.07.2015 № 3743-У «О порядке расчета страховой организацией нормативного соотношения собственных средств (капитала) и принятых обязательств» в редакции изменений, внесенных Указанием Банка России от 16.11.2016 № 4196-У.

Читайте так же:  Заявление на модуль орксэ

Также по результатам практики применения Указания Банка России № 3860-У исключена форма отчетности 0420153 «Сведения об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

После регистрации документа в Минюсте РФ и официального опубликования, указание предполагает следующий график представления отчетности в соответствии с новым порядком:

  • отчетность в порядке надзора страховщика за отчетный месяц, в котором настоящее Указание вступает в силу, представляется в Банк России в соответствии с настоящим Указанием в течение 45 календарных дней по окончании отчетного периода;
  • отчетность в порядке надзора страховщика за 2017 год и четвертый квартал 2017 года представляется в Банк России в соответствии с настоящим Указанием в течение 75 календарных дней по окончании отчетного периода (за исключением отчетности по форме 0420152 «Отчет об акционерах (участниках) и список аффилированных лиц»);
  • промежуточная бухгалтерская (финансовая) отчетность страховщика за первый квартал 2017 года представляется в Банк России в соответствии с настоящим Указанием в течение 10 календарных дней после вступления в силу настоящего Указания;
  • годовая бухгалтерская (финансовая) отчетность страховщика за 2017 год представляется в Банк России в соответствии с настоящим Указанием в течение 75 календарных дней по окончании отчетного года.

По состоянию на 16 марта 2017 г. проект проходит экспертизу в целях выявления положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции (экспертизу на коррупциогенность).

Solvency II – новая отчетность или революция в ведении бизнеса?

Российский страховой рынок приступил к практическому этапу перехода к Solvency II, или в терминах российских документов – РОПР (риск-ориентированный подход к регулированию). Согласно установленным Центробанком РФ временным рамкам, он должен завершиться к 2022 г. С одной стороны, это дает ощущение определенного комфорта, но с другой – это более чем сжатые сроки, если объективно оценивать объем работы и ее сложность для страховщиков.

Это серьезно

Для старта многим страховщикам Центробанк направил запрос на первое количественное исследование (КИ-1). По сути уже сейчас Центробанк предлагает компаниям сформировать ключевой элемент нового подхода – экономический баланс. Это означает, что все статьи активов и пассивов, включая страховые резервы, должны быть пересчитаны или переоценены исходя из главных постулатов РОПР – оценки по справедливой стоимости с учетом современной стоимости, с выделением оценки отклонений, которая называется рисковой маржой.

На самом деле, предпринята проверка страхового рынка на способность уже сейчас работать в режиме РОПР, причем с фокусом на готовность в дополнение к привычным отчетам по МСФО и ОСБУ построить еще одну важную отчетность, исходя из которой будет оцениваться достаточность капитала, учитывая все риски, которым подвергнута страховая компания. Объемность и сложность КИ (только техническая спецификация занимает более 200 страниц текста) создает ощущение фокуса регулятора на понимание РОПР как отчетности. Соответственно, этим «упражнением» поручено заниматься техническим службам компаний.

На самом деле РОПР – это революция в системе менеджмента страховой компании. В обоснование этого тезиса напомню главную цель и одновременно требование Solvency II – обеспечение надежности компании в 99,5% на горизонте одного года. Нужно ли это клиентам? Очевидно, да. Нужно ли это регулятору – да. А вот нужно ли это акционерам и менеджменту компании – это вопрос. Если до РОПР акционеры могли определять «рискованность» вложений в страховой бизнес самостоятельно, то теперь риск-аппетит будет жестко ограничиваться регулятором. Любой экономически грамотный человек знает, что существует связь риска и доходности инвестиций.

Отсюда вытекают два вывода и задачи для менеджмента и акционеров страховой компании. В первую очередь, следует осознать готовность акционеров предоставлять капитал для компании с ограничением на уровень риска, и соответственно, доходность. Во-вторых, система корпоративного управления должна основываться на связку капитал – риск – доходность.

По моему мнению, текущая готовность страховщиков к переходу Solvency II невысокая. В первую очередь из-за того, что участники рынка массово не прониклись тем, что не отчетность надо надстраивать, а систему управления менять (предполагается, что акционеры готовы продолжать заниматься страховым бизнесом).

В редких случаях вопросы подготовки ответов на КИ 1 и анализа системы управления попали в фокус внимание высшего менеджмента компаний. Страховой бизнес продолжает жить в старой парадигме «побольше продать – поменьше потратить». И ключевыми функциями в компаниях являются не те, что обозначены в РОПР – управление рисками, актуарная функция, комплаенс, внутренний аудит. Понятно, почему они считаются ключевыми – без них невозможно понимать и управлять соотношением капитала, аппетита к риску, с «поглощением» капитала операционными процессами, продуктами, видами страхования, каналами продаж и т.п. Причем влияние на капитал следует оценивать и прогнозировать не только в нормальных, но и стрессовых сценариях. При этом никто не говорит об отказе от традиционных действий по расчету «правильных» тарифов, разработке продуктов, урегулирования убытков и андеррайтингу.

Возвращаясь к техническим аспектам перехода на РОПР, следует констатировать, что в течение периода 3-5 лет российским страховщикам нужно будет поддерживать четыре системы отчетности, дополнив ОСБУ, МСФО и налоговую отчетность отчетами по РОПР. При этом автоматизировать новую отчетность будет сложно, в силу параллельного процесса формирования официальных требований регулятора.

Быстро, а значит – дорого

Если посмотреть на опыт европейского страхового рынка, который с 2016 г. начал применять на практике Solvency II, то его подготовка к новому режиму, включая количественные исследования, проводилась в течение практически 10 лет. Прошедшие этот путь европейские коллеги много раз говорили, что страховые компании потратили большие средства на увеличение штата и переобучение актуариев, специалистов финансового блока, специалистов по риск-менеджменту, разработку и тестирование моделей, новые информационные системы.

По задумке регулятора европейского рынка, эти инвестиции окупятся за счет того, что перешедшие на Solvency II компании с высоким качеством управления и моделью оценки капитала получат более щадящие требования по капиталу, чем компании, у которых обнаружатся проблемы с управлением рисками, и будет грубая модель количественной оценки рисков. В результате компания выигрывает в том, что у нее меньше капитала, но она может давать больший объем бизнеса и, соответственно, доходность на капитал будет больше. В Европе процессы оптимизации использования капитала для ведения страховой деятельности начали давать прибыль только сейчас. Причем на практике возврат инвестиций реализуем только в том случае, если компании применяют внутренние модели, а не созданные на стандартной основе (стандартные модели).

Когда мы говорим о стандартной формуле, то речь идет о ситуации, когда это будет более точная настройка капитала компании, но все равно это будет стандартный подход и действительно индивидуальные особенности и нюансы компании до конца не будут отражены. А если компания использует внутреннюю модель, которая позволяет доказать, что да – процессы более эффективны, управление лучше, чем в среднем по рынку, тогда тут возникает возможность снижения требования капитала.

Российский же регулятор объявил, что на первом этапе будет внедряться стандартная формула. Это означает, что для нашего рынка переход на РОПР реалистично считать затратами, и пока никаких доходов и компенсаций в виде особого уровня капитала ожидать не стоит. Поэтому сейчас нужно планировать финансовые и ресурсные бюджеты для того, чтобы понимать, что в 2021-2022 гг., когда планируется внедрение Solvency II в полном объеме, все эти задачи будут решены.

Переходить на РОПР за один год – это значит столкнуться с необходимостью все делать быстро, а это означает – дорого. Нужно будет привлекать консультантов, ресурсы на работы, которые будут сделаны за пределами собственной компании и это будет гораздо дороже, чем постепенно наращивать компетенции, ресурсы, реализовывать необходимые действия внутри компании. Я считаю, такой сценарий очень и очень опасен.

Так что смею развеять иллюзию ряда коллег, что для перехода на РОПР достаточно создать определенный пакет документов, утвердить их внутри компании и продолжать спокойно жить примерно в такой же управленческой парадигме. При выборе такого пути через 3,5 года, в лучшем случае компания будет с дополнительной нагрузкой на Solvency II, в худшем случае – уйдет с рынка.

Поэтому основной риск для отрасли в целом, который я сейчас вижу – это риск недооценивания серьезности, а по сути, революционности перехода на РОПР.

Что делать?

Для большинства компаний эта тема абсолютно новая и здесь я вижу, как минимум, три аспекта решения задачи.

Первый – методологический. Нужно понимать, по каким методикам и как оценивать так называемые выделенные группы рисков. С одной стороны, кажется, что можно посмотреть на соседний банковский бизнес (там же внедрили Базель II) и что-то оттуда взять. Но такое решение неполное. Банковский бизнес выработал подходы только к ограниченному перечню рисков, присущих банкам, в основном они связаны с «активной» стороной баланса. В страховании обе «стороны баланса» генерируют риски – страховые резервы не имеют аналогов в банковском деле. Поэтому полного повторения банковских методик для страхового риск менеджмента быть не может. То есть формируется особая методология страхового риск-менеджмента.

Второй аспект. Чтобы эти методики применять на практике, нужны люди, нужны соответствующие специалисты. Специалистов по риск-менеджменту в страховании почти нет, их единицы. И чтобы такие специалисты появились в достаточном количестве, потребуется время на подбор, обучение, выработку у них профессиональных навыков. Этот процесс инерционный и на него уйдет, как минимум, полтора-два года.

Читайте так же:  Частная собственность как предпосылка рыночного обмена

И третий аспект. Чтобы эти специалисты эффективно работали с методиками, нужны адекватные информационные системы. А что мы имеем сейчас? Все информационные системы, на которых страховщики работают, – это платформы, настроенные либо на ведение финансового учета и отчетности, либо на ведение учета страховой деятельности в ее «старом» понимании. На построение IT платформ, которые будут способны поддерживать методологию РОПР и тех людей, которые эту методологию применяют, потребуется время и серьезные человеческие и финансовые ресурсы.

Опыт первых: не все так плохо

Ряд компаний уже идут по пути риск ориентированного управления. В первую очередь, это выражается в выстраивании функции управления рисками. Пока это порядка десяти – пятнадцати компаний. В случае с РНПК новая парадигма закладывалась Центральным банком, в том числе и через организацию Совета по перестрахованию, в рамках которого рассматриваются политики по управлению рисками. В остальных случаях это осознанное решение акционеров либо высшего менеджмента, основанное на понимании большей эффективности управления страховой компании на базе капитала – риск.

На основании более чем двухлетнего периода развития службы риск-менеджмента компании «Сбербанк страхование» на горизонте уже более 2 лет, позволю развеять несколько мифов, которые могут мешать в этом процессе.

Первый миф, о котором я упоминал выше, что риск-менеджмент – это не более чем какое-то техническое упражнение и процесс перехода на РОПР можно «имитировать» какими-то методологическими документами. На первый взгляд, это кажется хорошим экономным подходом – мы не тратимся, формируем пачку документов, и этого достаточно. На самом деле все равно придется документы переписывать, поскольку «бумажные» процессы не ложатся на конкретную компанию без учета массы особенностей: какие данные компании фиксируют, в каких разрезах, как ведется учет страховых операций, перестраховочных операций, как ведется учет инвестиций, как фиксируются или не фиксируются инциденты, сбои и т.д.

Второй миф – это то, что Solvency II надо строить с «нуля». На самом деле, как минимум 50% того, что требуется в РОПР, страховая компания уже делает. Любая компания формирует политику андеррайтинга, любая компания имеет осознанные подходы к тому, как выстраивать перестрахование, в ней работает актуарная функция, во многих компаниях есть упорядоченный процесс по инвестированию, так что следует только скоординировать эти процессы и привести их к общему знаменателю с точки зрения части элементов управления рисками.

Третий миф – всю работу можно отдать на аутсорсинг. Тогда это нужно делать уже сейчас и нанимать консультантов. С одной стороны, это правильный подход, но с другой стороны – надежда на то, что внешний консультант (российский или международный, пусть даже очень известный) сделает всю вашу работу, не совсем корректно. В любом случае внутри компании должны быть люди, как правило, в высшем менеджменте, а желательно еще и в совете директоров, которые будут курировать весь комплекс этих работ и будут являться грамотными заказчиками как внутренних работ, так и внешних.

Начать движение вперед следует с проведения GAP-анализа. За базу можно взять описание ORSA (собственной оценки профиля риска компании) как центрального процесса в Solvency II – вернее, шаблон отчета по этому процессу. Используя этот шаблон как чек-лист, сразу же можно увидеть недостающие позиции, или непонятные вопросы. Это и сформирует зоны для развития процессов в компании. В дальнейшем будет гораздо легче сформировать план постепенного перехода на РОПР.

Вместо заключения

Представителям страховой компании необходимо быть по максимуму вовлеченным в работу Центрального банка. Дефицит компетенций его тоже касается, поэтому регулятор взаимодействует с рынком и нащупывает лучшие способы и пути перехода через различные экспертные группы, рабочие группы, встречи, совещания. И чем больше представителей компании будет участвовать в этом процессе, тем меньше будет неожиданных сюрпризов: вы делали одно, а нужно было делать совершенно другое. При этом надо понимать, что ЦБ активно развивает свои компетенции, так как на нашем рынке нет готовых решений и специалистов, которые бы разбирались в Solvency II. Поэтому банк активно привлекает консультантов, берет в штат много молодых специалистов, чтобы они развивали и количественные, и качественные методы, формировали нормативную базу. Я считаю, в этом процессе рынку нельзя отставать, и тогда Solvency II будет не какой-то страшилкой и дополнительной нагрузкой, а станет понятной задачей с четко определенными шагами по ее решению.

Новая отчетность страховщика

Прокуратура Свердловской области утвердила обвинительное заключение по уголовному делу в отношении бывшего гендиректора страховой компании «Северная казна» Александра Меренкова, сообщили прокуратура и Следственный комитет. Меренков обвиняется в фальсификации финансовой отчетности и покушении на мошенничество в особо крупном размере. Дело передано в суд.

Статья Уголовного кодекса 172.1 за фальсификацию отчетности финансовой организации – новелла в уголовном праве, она была введена 21 июля 2014 г. Поводом для возбуждения дела по ней служат только материалы, направленные в правоохранительные органы ЦБ или конкурсным управляющим, указывает адвокат коллегии адвокатов «Эккорп-защита» Олег Никуленко. Наказанием по ней может быть штраф от 300 000 до 1 млн руб. или в размере зарплаты осужденного за период 2–4 года, также возможно лишение свободы на срок до четырех лет.

Представители ЦБ еще в 2014 г. предупреждали, что намерены прибегать к этой статье при выявлении фиктивных активов. Случай Меренкова первый из известных. В 2016 г. было подано 55 заявлений в правоохранительные органы по 14 компаниям, возбуждены уголовные дела по пяти страховым организациям, но не только по этой статье, указал представитель ЦБ, не раскрыв, есть ли еще подобные дела.

Игорь Жук, директор департамента страхового надзора ЦБ
«Нас интересует реальность резервов и активов страховщиков, реальность обеспечения выплат по страховым событиям вооружившись появившейся у нас нормой Уголовного кодекса (ст. 172.1. за фальсификацию отчетности), мы устроим очередную проверку активов Некоторым участникам проще сразу уйти, чтобы в дальнейшем не мучиться».
19 ноября 2014 г., форум «Будущее страхового рынка»

ЦБ отозвал лицензию у екатеринбургской «Северной казны» в апреле 2015 г. из-за «предоставления недостоверной информации и неисполнения требований к финансовой устойчивости». Компания была активным игроком рынка ОСАГО, особенно в своем регионе. За 2014 г. она продала более 588 000 полисов.

Она была одной из первых, к которым ЦБ применил надзорные меры именно за «рисование» отчетности, напоминает Алексей Янин из «Эксперт РА». Найти основания для отзыва лицензии у ЦБ получилось не сразу. В конце 2014 г. ЦБ ввел временную администрацию в «Северную казну», но ее руководитель не выявил нарушений. Регулятор его отстранил от работы, объяснив это «ненадлежащим исполнением обязанностей». ЦБ давно знал о проблемах с активами страховщика, отмечал тогда источник, близкий к ЦБ. Об этом говорили и рейтинговые агентства. Например, сомневался в ликвидности и качестве значительной части активов «Северной казны» «Эксперт РА», добавляя, что «ситуация с ликвидными активами тогда начала быстро ухудшаться», указывал его представитель.

Меренков, возглавляя компанию, достоверно знал об отсутствии у нее достаточных активов, но, «стремясь скрыть основания для аннулирования лицензии организовал внесение заведомо недостоверных сведений о сделках, имуществе и финансовом положении организации в регистры бухгалтерского учета и в отчетность и неоднократно представлял такие сведения в ЦБ», говорится в сообщении ведомств. Также следствие установило, что за время, пока он был гендиректором, из компании выводились активы: он выдал доверенность на продажу недвижимости общей стоимостью более 98 млн руб. Правоохранители отмечают, что оформлять такую доверенность Меренков уже не мог, поскольку его полномочия в компании уже были приостановлены. Эти преступления были зафиксированы сотрудниками регионального СК на основании материалов, поступивших из ЦБ, говорится в сообщении СК.

Сам Меренков от комментариев отказался.

Наиболее вероятным максимальным наказанием по таким делам при условии, что вина подсудимого будет доказана, является лишение свободы на срок 3–5 лет, говорит Никуленко. Судом должны быть исследованы доказательства как стороны обвинения, так и защиты, поэтому некорректно говорить о том, что судом будет однозначно вынесен обвинительный приговор, полагает юрист фирмы «Ильяшев и партнеры» Иван Стасюк, добавляя, что суд может иначе квалифицировать деяние подсудимого.

«Странно, что это происходит именно сейчас. В своих выступлениях представители ЦБ очень часто говорили, что отчетность страховщиков рисованная, но других случаев возбуждения уголовных дел пока не было. Закон исполняется избирательно», – недоумевает экс-руководитель Федеральной службы страхового надзора Александр Коваль.

Закон не имеет обратной силы, поэтому нет возможности привлекать по новой статье за период, когда она еще не была предусмотрена, объясняет партнер юридической компании Herbert Smith Freehills Алексей Панич. Если статья появилась в конце июля, значит, она может применяться к отчетности, составленной только в августе и признанной фальсифицированной, но наиболее важной и используемой является годовая отчетность, замечает он.

Возможно, это только начало и аналогичные дела будут возбуждаться и по другим компаниям, потому что вопрос качества активов – главная причина отзыва лицензии, полагает управляющий партнер НАФИ Павел Самиев. Фальсификация активов, если имел место вывод средств из компании, конечно, должна приводить к подобным последствиям, но важно не путать такие злоупотребления с убытками от бизнеса и потерей финансовой устойчивости, считает он.