Труд и собственность ученые

Собственность в системе производственных отношений

Собственность – это система исторически изменяющихся объективных отношений между людьми в процессе производства, распределения, обмена, потребления, характеризующих присвоение средств производства и предметов потребления.

Собственность, по определению К. Маркса, есть отношение к условиям производства как к своим, и осуществляется она только через само производство[1].

В любом обществе отношениям собственности на средства производства принадлежит ведущая роль, обусловленная тем, что основу экономической жизни общества образует совершающийся в определенной исторической форме процесс производства, который невозможен без соответствующих материальных факторов.

Собственность на средства производства характеризует сущность социально-экономических отношений, господствующих в данном обществе. Она определяет форму, посредством которой рабочая сила приводит в действие средства производства и осуществляет процесс труда. «Каковы бы ни были общественные формы производства, рабочие и средства производства всегда остаются его факторами. Но, находясь в состоянии отделения друг от друга, и те и другие являются его факторами лишь в возможности. Для того чтобы вообще производить, они должны соединиться. Тот особый характер и способ, каким осуществляется это соединение, отличает различные эпохи общественного строя»[2].

Собственность на средства производства выражает экономические различия и характер взаимоотношений между разными социальными группами.

Каждая общественно-экономическая формация характеризуется свойственными ей формами собственности. Данному уровню развития производительных сил соответствуют специфические исторические отношения собственности. Поэтому собственность нельзя рассматривать как самостоятельное отношение, независимое от исторически определенного способа производства. «В каждую историческую эпоху собственность развивалась различно и при совершенно различных общественных отношениях»[3].

Хотя в «Капитале» Маркс глубоко исследует буржуазные формы собственности, проблема собственности не выделена в особую проблему.

В ранних произведениях К. Маркса, особенно в работах, где он полемизирует с французским мелкобуржуазным социалистом П. Ж. Прудоном, содержатся прямые высказывания по проблемам исследования собственности.

К. Маркс в рукописях 1844 г., анализируя отчужденный труд, пишет: «…хотя частная собственность выступает как основа и причина отчужденного труда, в действительности она, наоборот, оказывается его следствием…»[4] Он подчеркивает, что отчуждение труда проявляется не только в готовом продукте, но и главным образом «в самом акте производства, в самой производственной деятельности»[5]. Этот вывод основывается на более фундаментальном положении о том, что труд является сущностью, творческой причиной собственности[6].

Уже в этой ранней работе К. Маркса содержатся фундаментальные положения о том, что отношение частной собственности – это труд, капитал и их взаимоотношение.

К. Маркс достаточно ясно высказывался по вопросам природы собственности, ее места в системе производственных отношений и метода ее исследования в связи с оценкой работы Прудона.

Анализируя книгу Прудона «Что такое собственность?», Маркс писал: «Уже само заглавие указывало на недостатки книги Прудона. Античные “отношения собственности” были уничтожены феодальными, а феодальные – “буржуазными”. Сама история подвергала таким образом критике отношения собственности прошлого»[7].

Логические и исторические границы экономического содержания собственности представлены К. Марксом в первом отделе первого тома «Капитала». В этом отделе Маркс рассматривает собственность только в форме буржуазной собственности.

Собственность нельзя оторвать от категорий «товар» и «капитал». К. Маркс неразрывно связывал собственность с товарным и капиталистическим производством и прямо писал, что в той мере, в какой товарное производство превращается в капиталистическое, в той же самой мере собственность товарного производства превращается в закон капиталистического присвоения[8].

К. Маркс относил собственность к области экономических (базисных) отношений. Это он разъясняет в письме В. И. Засулич о генезисе капиталистического способа производства. Маркс писал: «Частная собственность, основанная на личном труде, вытесняется капиталистической частной собственностью, основанной на эксплуатации чужого труда, на труде наемном»[9].

Собственность, в том числе и собственность на средства производства, – категория сложная, имеющая различные уровни развертывания своего содержания, характер и способ соединения непосредственных производителей со средствами производства образует первую ступень экономического содержания собственности на средства производства. И в этом экономически конкретизированном смысле их содержание совпадает, поскольку в способе соединения собственность находит свое конкретное экономическое содержание. Именно в этом смысле собственность можно назвать основным отношением.

Поиски экономического содержания собственности на средства производства привели многих авторов к тому, что в качестве ее конкретного экономического содержания все чаще стали выдвигать способ соединения непосредственных производителей со средствами производства.

В «Курсе политической экономии» Н. А. Цаголов и многие другие экономисты считают основным производственным отношением способ соединения производителей со средствами производства[10].

Собственность как весьма сложное экономическое явление развертывает свое экономическое содержание на различных уровнях. Поэтому необходимо системное исследование содержания собственности.

Феномен собственности охватывает сложную совокупность общественных отношений, важнейшими из которых являются экономические и правовые.

Лишение системы экономических отношений присвоения собственных, то есть экономических, форм проявления, с одной стороны, и лишение юридической формы собственности собственного, то есть юридического, содержания – с другой, является отрывом собственности от производственных отношений.

Собственность как сложное отношение (подсистема отношений), как исовокупность отношений владения, распоряжения, пользования, реализуется через всю систему экономических отношений данного общества, и, следовательно, познать ее экономическое содержание и закономерности движения возможно лишь через исследование всей системы экономических отношений.

В советской политико-экономической литературе имели место длившиеся десятилетиями, особенно с середины 60-х до конца 80-х гг., методологические дискуссии по поводу уточнения категориального определения собственности, выявления ее места в системе производственных отношений. Несмотря на абстрактно-схо-ластический характер этих дискуссий, ведущий к отрыву экономической теории от хозяйственной практики, советскими эконо-мистами тем не менее был сделан значительный вклад в разработку целостной политико-экономической концепции собственности.

Положение дел существенным образом изменилось в начале 90-х гг. Экономическая наука, как и обществоведение в целом, оказалась в глубоком системном кризисе. В российских вузах вместо политической экономии стали изучаться предметы нового толка: «Экономика», «Рыночная экономика», «Экономическая теория» и т. п. «Экономическая теория», как известно, нацелена на изучение функциональных связей, количественных зависимостей только одной экономической системы – рыночной – на той ступени ее развития, когда она стала зрелой системой, достигла своей классической формы. В результате этого остаются без анализа фундаментальные проблемы историко-экономического процесса (в том числе проблемы собственности), а следовательно, все многообразие теоретических воззрений, определяющих этот процесс.

Между тем научный статус политической экономии определяется прежде всего тем, что она дает целостное представление об условиях и формах экономической деятельности людей. Особенность политико-экономического исследования состоит в том, чтобы рассматривать все экономические и социально-политические явления и процессы с точки зрения: а) причины возникновения; б) законов развития; в) всесторонней взаимосвязи; г) условия отмирания. Отсюда проистекает специфика предмета политической экономии – она исследует качественное своеобразие, структуру и особенности развитых типов экономических систем, их закономерную смену в ходе исторического развития. В этой связи чрезвычайно важное методологическое значение имеет понимание ключевой роли собственности в историко-экономическом процессе. Дело в том, что в любую эпоху собственность выступает в качестве существенного элемента экономической системы. Однако сущность самой собственности, ее места и роли в экономической системе трактуется по-разному.

Как известно, в советской политэкономии сложились два главных направления исследования собственности, каждое из которых имеет свои отличительные особенности. В рамках первого направления собственность рассматривается как экономическая категория (одновременно признается правовой статус собственности). Причем внутри первого направления, в свою очередь, сформировались два подхода к трактовке собственности: ограничительный и расширительный. Согласно ограничительному подходу собственность является главным конституирующим элементом экономической системы, в которой она выступает в качестве отдельного (исходного и основного) производственного отношения. С точки же зрения расширительного подхода собственность сама по себе вообще не может выступать в качестве отдельного, самостоятельного производственного отношения, поскольку она, будучи условием и результатом общественного процесса производства, охватывает всю систему производственных отношений, в пределах которой развертывается ее экономическое содержание.

В рамках второго направления, напротив, собственность рассматривается как юридическая категория, как правовой феномен, означающий фактическую принадлежность вещей (независимо от того, оформлена ли она в нормах права или нет). Собственность как волевое (правовое) отношение представляет собой не отношение определенных субъектов к средствам производства, а отно-шение между ними по поводу владения, пользования и распоряжения средствами производства, где воля одних лиц так или иначе выступает границей для воли других. Иначе говоря, собственность сама по себе (только как волевое отношение) не содержит никакого экономического содержания. Такое содержание собственность получает извне, из производственных отношений.

Несмотря на сближение позиций участников дискуссии, тем не менее полного единства достигнуто не было. Вряд ли правильным будет резкое противопоставление юридических и экономических сторон собственности, поскольку они диалектически взаимосвязаны между собой и при соответствующих условиях переходят друг в друга. По сути своей собственность выступает в качестве интегрирующего, связывающего звена экономических отношений. Вся совокупность этих отношений распадается на две большие группы: 1) отношение между человеком и природой; 2) отношение между людьми. В конечном счете данные отношения складываются по поводу присвоения и соответственно отчуждения материальных благ и услуг.

В этой связи чрезвычайно важно отметить два существенных момента. Во-первых, будучи не только результатом, но и условием процесса производства и воспроизводства, собственность неразрывно связана с производственными отношениями. Вследствие непрерывного функционирования последних, с одной стороны, она постоянно находится в движении, наполняется реальным (экономическим) содержанием. С другой стороны, содержание собственности выражается в многообразных формах (товаре, деньгах, прибыли, проценте, ренте и т. д.). В этом смысле она охватывает всю совокупность производственных отношений.

Во-вторых, собственность всегда характеризует социальную принадлежность объектов присвоения – отчуждения, то есть исторически определенную систему отношений между собственниками и непосредственными производителями, а также между самими собственниками. Данные отношения по сути своей являются волевыми (правовыми) отношениями. Собственность как социально-волевое отношение закрепляется в законодательном порядке и обретает юридический статус. В этом качестве собственность выступает как юридическое выражение производственных отношений.

Собственность как социально-волевое отношение (право собственности) и свойственные ему нормы права может соответствовать или, напротив, входит в противоречие с существующими производственными отношениями, поскольку нормативно-правовые акты, регулирующие экономическую деятельность, с течением времени устаревают и перестают отвечать потребностям общественного развития.

Собственность как социально-волевое отношение (право собственности) является результатом взаимодействия многообразных факторов.

Решающий среди них, конечно же, фактор материально-произ-водственный. Поэтому и собственность неразрывно связана прежде всего с производственными отношениями (хотя, разумеется, и не единственно с ними). Собственность как экономическая категория охватывает всю систему производственных отношений, как юридическая же категория она фиксирует факт социальной принадлежности тех или иных объектов определенным лицам, юридическую форму данной принадлежности (в этой связи различаются частная, государственная, смешанная и т. п. формы собственности).

Итак, собственность представляет собой двойственный феномен. С одной стороны, она характеризует социально-экономи-ческую форму процесса присвоения – отчуждение условий и результатов производства, с другой – социально-правовую форму данного процесса (форму социальной принадлежности тех или иных объектов определенным лицам), то есть юридическую (волевую) форму выражения производственных отношений.

Поскольку собственность играет ведущую, ключевую роль в экономической системе, постольку вся совокупность производственных отношений, их специфика и динамика развития предопределяются отношениями собственности. В силу этого основным вопросом политической экономии является вопрос о главном, сущностном отношении, свойственном экономической системе, то есть об отношении между собственниками условий производства и непосредственными производителями по поводу факторов и результатов общественного производства.

Что же касается качественных преобразований отношений собственности современной России, то они осуществлялись в русле проводившейся политики «шоковой терапии» с целью создания капиталистически ориентированной (либерально-рыночной) многоукладной экономики. Основные элементы «шоковой терапии» –либерализация цен, приватизация и макроэкономическая стабилизация. Все это привело не к созданию нормального классического рынка, а к развалу экономики и обнищанию подавляющего большинства населения России. Реформаторы надеялись, что будет солидное поступление в бюджет страны в виде доходов от приватизации, реструктуризации народного хозяйства (что позволит снизить бремя оборонных расходов и эффективно провести конверсию), либерализации внешней экономической деятельности и интеграции российской экономики в мировую хозяйственную систему, и рассчитывали получить за счет этого крупные инвестиции.

Читайте так же:  Узнать есть ли лицензия такси

Реформаторы предполагали, что первоначально население ощутит определенные тяготы и лишения, связанные с падением темпов экономического роста. Но уже через несколько месяцев якобы произойдет стабилизация, начнется бурный экономический подъем. Однако реальные результаты оказались совершенно иными, прямо противоположными тем, которых намеревались достигнуть.

Об этом красноречиво свидетельствуют следующие факты. Экономический потенциал страны фактически наполовину разрушен. Подобного разрушения не наблюдалось даже в годы второй мировой войны. Произошел колоссальный спад промышленного производства – более чем на 50 % (для сравнения: во время Великой депрессии 1929–1933 гг. в США он составил 35 %). Огромный ущерб нанесли также и сельскому хозяйству. Была разрушена его материально-техническая база, резко сократилось производство сельскохозяйственной продукции, и как следствие возникла угроза национальной безопасности в продовольственной сфере (доля импортируемого продовольствия в общем объеме потребления продуктов питания превысила 60 %). В результате Россия из индустриально-аграрной страны превратилась в сырьевую.

Радикальное преобразование в экономике обусловили и предопределили, в свою очередь, коренные изменения в других сферах общественной жизни – социальной, политической и духовной. Все эти преобразования иначе как революционными назвать нельзя, так как любые крупномасштабные социально-экономические изменения в столь рекордно короткие сроки никак не могут быть эволюционными. Провозглашенная установка на деидеологизацию общественной жизни фактически приобрела форму буржуазнойидеологии, выражающейся в ненависти к марксистской идеологии и советской действительности.

Сегодняшняя действительность убедительно свидетельствует о том, что современная экономика России находится в состоянии системного кризиса. Он явился закономерным «шокотерапевтическим» курсом хозяйственных преобразований. К числу причин, обусловивших подобный кризис, следует отнести, во-первых, неадекватную оценку реформаторами столь масштабного трансформационного процесса, происходящего в современной России; во-вторых, отсутствие четко выраженной экономической программы; в-третьих, полное игнорирование позитивных наработок виднейших экономистов-ученых; в-четвертых, подмену целей реформы средствами ее достижения; в-пятых, избрание модели рыночной экономики времен «дикого капитализма» со всеми присущими ему атрибутами, чудовищным ограблением народа в ходе ускоренного передела государственной собственности и первоначального накопления капитала, резкой имущественной дифференциацией общества; в-шестых, отсутствие четкой идеологической определенности в построении нового общества в России. В этой связи возникает необходимость кардинального переосмысления грубых ошибок и принципиальных просчетов выбранного курса реформ.

[1] См.: Маркс, К. Энгельс, Ф. Соч. – т. 46. – ч. I. – с. 482–483.

Теория прав собственности

Теория прав собственности (The economics of property rights) – это одна из наиболее известных теорий неоинституционализма в экономической теории.

У истоков этой теории стояли известные американские экономисты – Рональд Коуз и Армен Алчиан. В последующем развитии и использовании данной теории принимали участие такие экономисты неоинституциональной теории как Г. Демсец, Й. Барцель, Д. Норт, Р. Познер и др.

Особенностью подхода авторов данной теории в трактовке собственности, а также ее использование в качестве общетеоретической и методологической основы анализа в экономике является то, что в своих исследованиях они используют не привычное для всех нас понятие «собственность», а термин «право собственности». Т.е. ресурс сам по себе не является собственностью, а, напротив, «набор или доля прав на использование ресурса» — то, что составляет собственность.

Полный набор прав, названный в честь английского юриста А. Оноре, который предложил его в 1961 г. «перечнем Оноре», состоит из 11 пунктов:

  1. Право владения, т.е. право абсолютного физического контроля над определенными благами;
  2. Право использования, т.е. право применения имеющихся полезных свойств благ для себя;
  3. Право управления, т.е. право всегда решать, кто и как будет обеспечивать использование благ;
  4. Право на доход, т.е. право обладать полученными результатами от использования благ;
  5. Право суверена, т.е. право потребление, изменение, отчуждение или уничтожение блага;
  6. Право на безопасность, т.е право на защиту от экспроприации благ, а также от вреда со стороны внешней среды;
  7. Право на передачу благ в наследство;
  8. Право на бессрочность обладания благом;
  9. Запрет вредного использования, т.е. запрет использования блага таким способом, который наносит вред имуществу других экономических агентов;
  10. Право на ответственность в виде взыскания, т.е. существование возможности на взыскание блага в счет уплаты долга;
  11. Право на остаточный характер, т.е. право на наличие институтов и процедур, которые обеспечивают восстановление нарушенных полномочий.

Все права собственности воспринимаются как санкционированные обществом (государственными законами, административными распоряжениями, обычаями, традициями и т.д.) поведенческие отношения между людьми, возникающие из-за наличия благ, и всегда касаются их использования. Данные отношения представляют собой нормы поведения касаемо благ, которые каждое лицо должно неукоснительно соблюдать в своих взаимоотношениях с другими людьми или же нести определенные издержки из-за их несоблюдения. Другими словами, права собственности – это есть определенные «правила игры», которые приняты в обществе. Как говорится в труде «Экономических образ мышления» американского экономиста Пола Хейне, «права собственности – это права контроля на использование ресурсов и распределение возникающих при этом затрат и выгод. Именно права собственности – или то, что, по мнению людей, являются соответствующими правилами игры, – определяют, как именно будут осуществляться процессы спроса и предложения в обществе».

Второй особенностью теории прав собственности является то, что феномен собственности рассматривается в ней вне проблемы ограниченности ресурсов, или относительной редкости. Правда данный подход не является открытием поздних авторов теории. Впервые он был сформулирован в 1871 году Карлом Менгером в труде «Основания политической экономии». Как писал Менгер: «Собственность своим конечным основанием имеет существование благ, количество которых намного меньше по сравнению с потребностями в них. Отсюда, институт собственности является единственно возможным способом решения проблем несоответствия между надобностью и доступностью определенным количеством благ». Подобная несоразмерность ведет к тому, что главным моментом отношений собственности неминуемо становится их исключающий характер.

Можно сказать, что отношения собственности – это некая система исключений из доступа к ресурсам. Другими словами, обеспечение прав собственности всегда предусматривает исключение определенных лиц из числа обладателей ограниченных ресурсов. Как отмечает известный исландский экономист Трайн Эггертсон: «Само обеспечение права собственности сопряжено с издержками и в некоторых случаях они могут быть довольно высокими. Существует известный факт, что хозяева домов в районах с высоким уровнем преступности отказываются от них, когда издержки обеспечения прав собственности сводят ценность этой собственности к нулю».

Свободный доступ к ресурсам означает, что они – ничьи (отсутствуют исключения из доступа к ресурсам), они не принадлежат никому, или же принадлежат всем (общая собственность). Данные ресурсы не являются объектом собственности и при их использовании между людьми не возникают рыночные, экономические отношения.

Согласно утверждению авторов теории прав собственности, исключение отдельного субъекта из свободного доступа к определенным ресурсам является спецификацией его прав собственности. Спецификация прав собственности – это закрепление некоторых полномочий за одним либо несколькими экономическими субъектами. К примеру, 11 правомочий из «перечня Оноре», перечисленных выше, могут быть закреплены не только за одним экономическим субъектом. Особа важная роль в спецификации прав собственности принадлежит государству. Данные спецификации принимают вид формальных законов, которые прописаны в разных законодательных актах, в том числе в Конституции.

Весь смысл спецификации заключается в том, чтобы обеспечить необходимые условия для приобретения прав собственности теми, кто ценит их выше, а также кто в состоянии извлечь из них максимальную пользу. Как пишет Р. Коуз: «Если права на совершение каких-либо действий могут быть проданы или куплены, то их в конечном счете приобретают те лица, которые выше ценят приносящие ими возможности производства. В данном процессе приобретенные права будут куплены, скомбинированы и подразделены таким образом, чтобы осуществляемая ими деятельность приносила такой доход, который имеет максимальную рыночную ценность». Таким образом, главная цель спецификации прав собственности заключается в регулировании поведения экономических субъектов так, чтобы они принимали максимально эффективные решения. Ведь только собственник в конечном счете отвечает за все положительные и отрицательные результаты его деятельности. Отсюда и его заинтересованность в наиболее полном их учете при принятии каких-либо решений.

Приведем такой пример, который позволяет лучше понять существующую проблему спецификации прав собственности. Довольно часто встречаются так называемые «бесхозные» земли в черте города. В основном, это незаконные сооружения на самостоятельно захваченной земле, стихийные свалки мусора, огороды на окраине города и т.д. Конфликтная ситуация здесь заключается в том, что каждый из участников считает себя вправе выращивать овощи или сваливать мусор, в то время как другие полагают, что имеют полное право на цивилизованный городской вид и чистый воздух. Вся проблема здесь заключается в том, что права собственности никак не специфицированы и правомочия ни за кем не закреплены.

Чем яснее права собственности, тем больше стимул у экономического агента учитывать все выгоды и весь ущерб, которые могут последовать при принятии им решений. И только поэтому в результате обмена права собственности на какие-либо блага будут переданы тому хозяйствующему субъекту, для кого они несут максимальную ценность. Таким методом обеспечивается наиболее эффективное распределение ресурсов, т.к. в процессе обмена они перемещаются к более производительному использованию, а также к лицам наиболее ценящим их. В экономической науке данная проблема анализируется в теореме Коуза, которая гласит: «Внешние эффекты могут быть интернализированы при условии ясной спецификации прав собственности на ресурсы, а также свободном обмене этими правами».

Экономическая теория изучает различные виды прав собственности:

  • частная собственность (private ownership). В данном случае исключительные права принадлежат отдельным индивидам.
  • государственная собственность (state ownership). Исключительными правами владеет государство, или точнее, те, кто его контролирует.
  • коммунальная собственность (communal ownership). В данном случае исключительными правами владеет некое сообщество людей, контролирующих доступ ресурсу.
  • общая собственность (common ownership) или свободный доступ.

Эти основные виды прав собственности могут сосуществовать в различных сочетаниях и в разных странах.

Рассмотрим подробнее те последствия, которые вытекают из вышеуказанных режимов прав собственности.

Частная собственность означает, что какой-либо экономический агент обладает всем пучком прав собственности или же лишь несколькими из 11 правомочий «перечня Оноре». Например, лицо может обладать только несколькими из перечисленных прав, но не обладать другими. Некоторые права существуют только в определенной комбинации и, по отдельности не имеют абсолютно никакой ценности (правомочие первое без правомочия седьмого и т.д.). Подобные комбинации прав при условии, что ими владеют разные экономические агенты, могут быть разнообразными. Именно поэтому существуют разнообразные формы собственности.

Государственная собственность означает, что всем сводом прав либо различными его компонентами владеет исключительно государство. Нужно отметить, что чем большим количеством из 11 правомочий обладает государство, тем ближе данная ситуация относится к иерархии.

Общая собственность или свободный доступ порождает такую проблему, как «трагедия общин». В экономической науке данным термином обозначается существующая тенденция к хищническому использованию общей собственности. Как это происходит? Представим себе реку или озеро, где водится неплохая рыба и при этом право на улов является свободным. Нигде законодательно не прописаны исключительные права на хозяйственную деятельность на данном водоеме. В этом случае хозяйствующие субъекты воспользуются отсутствием закона, ограничивающего здесь их деятельность и воспользуются возможностью эксплуатировать запасы рыбы до полного истощения. Каждый из агентов руководствуется лишь своими возможностями к максимизации выгоды, что приводит к ситуации с истощением ресурса. Подобная угроза может привести к изменению открытого доступа к частной, коммунальной или государственной собственности.

Современная хозяйственная система многих западных стран является «смешанной экономикой». Но несмотря на это они все же являются капиталистическими. Во-первых, главным способом передачи информации в них является механизм ценовых сигналов, или спонтанный порядок. Во-вторых, в частной собственности находится большая часть редких ресурсов, в частности капитала. Поэтому термин «смешанная экономика» означает лишь то обстоятельство, что в чистом виде не существуют ни спонтанный порядок ни иерархия.

Читайте так же:  Самые дешевые осаго в москве

Собственность как основа экономической системы

Основой производства и воспроизводства, а также формирования на их основе экономической системы является собственность на средства производства. Отношения собственности — это отношения между людьми по поводу пользования, распоряжения, владения и присвоения-отчуждения материальных или духовных благ. Не нужно путать отношения между людьми по поводу присвоения и отношение человека к вещи. Вещь является лишь объектом собственности. Субъектами могут выступать отдельный человек, группы людей (коллективы) или общество в целом. Как правило, в последнем случае конкретным собственником выступает государство.

Собственность является основой всех производственных отношений, так как производство организует только собственник средств производства (или тот, у кого есть деньги на их покупку) ради реализации своих конкретных целей. Распределение созданного продукта идет также в интересах собственника, этим же интересам служит и обмен. Заключительным моментом служит потребление, в процессе которого реализуются конкретные цели собственника.

Западные теоретики сейчас практически не уделяют внимания рассмотрению сущностных черт и противоречий отношений собственности. Признав собственность основным производственным отношением, основным условием для организации производства и присвоения созданного продукта, они таким образом признали право существования любых форм собственности, обеспечивающих эффективность производства, и создали условия для реализации собственности.

В нашей стране создание теории собственности — это одна из драматических страниц истории политической экономии. Проблема заключалась в том, что результаты теоретических исследований отрицали практику хозяйствования и экономическую политику коммунистической партии и правительства. Поэтому ученые-экономисты раскололись на два лагеря: одни пытались, исходя из политики партии и правительства, теоретически обосновать хозяйственные решения, подогнать теорию под субъективные, конкретные мероприятия, вторые старались понять истинную природу собственности, ее внутреннюю структуру, выяснить противоречия и условия реализации. Естественно, что широкой общественности были известны только работы первого направления, так как допускались к печати только они. Вторые публиковались с большим трудом, часто с недомолвками, иносказательно, но работа в этом направлении велась постоянно. Объяснялось это тем, что, раскрыв внутреннюю структуру отношений собственности, ученые пришли к выводу о необходимости реального обособления предприятий, показали процесс возникновения новых, обособленных интересов, вступающих в противоречие с интересами непосредственных производителей и общества в целом.

Внутренняя структура отношений собственности складывается из отношений пользования, владения, распоряжения и присвоения. Хотя в единстве они и образуют систему отношений собственности, но по своим функциям имеют возможность обособления. Отношения владения — это закрепление прав собственности за отдельным субъектом, а объекты собственности выступают лишь как условие хозяйствования, условие их использования. Отношения пользования реализует непосредственный производитель, работник, работающий на данных средствах производства Отношения распоряжения — это принятие решений владельцем или другим правомочным субъектом по поводу функционирования объектов собственности. Присвоение результатов функционирования собственности — это функция настоящего собственника. В социалистическом государстве, каковым был СССР, пользователями были работники конкретных предприятий, владение осуществляло руководство этих предприятий, а министерства и ведомства руководили движением этой собственности, по сути монополизировав отношения распоряжения. Присвоение, т. е. отчуждение объектов собственности от других субъектов, осуществляло государство, прикрываясь интересами народа. В этом случае в противоречивое единство вступали интересы непосредственных производителей (народа), интересы предприятий, интересы ведомств и министерств и интересы государства, а точнее государственного аппарата.

Представляя собственность как единую государственную систему, не виды различий во внутренних отношениях собственности, можно было оправдать эксплуатацию народа государством, признавать капиталистической пропагандой и происками врагов необходимость обособления, а следовательно, и полной производственной и хозяйственной самостоятельности предприятий, необходимость развития товарно-денежных, рыночных отношений. И хотя с середины 60-х г. XX в. товарно-денежные отношения признавались официально, но это было лишь формальное признание: их сущностное содержание было выхолощено из практики хозяйствования.

В рыночной экономике государственная собственность сохраняется, но она теряет свой монопольный характер. Наличие многообразных форм собственности выводит на одно из первых мест проблему ее реализации.

Проблема реализации собственности заключается в том, чтобы собственник получил возможность извлечь пользу из объекта собственности. Если это предмет потребления, то собственник имеет право использовать его, удовлетворяя свои потребности. Если же это средство производства, то оно должно приносить пользу в виде дохода от его использования, и доход собственника полностью зависит от того, как используется его собственность. Поэтому, создав условия реализации собственности, можно решить и проблему эффективности производства, так как каждый собственник будет вести хозяйство с наименьшими затратами, чтобы получить больший доход. С этой точки зрения (и это подтвердила мировая практика) наиболее эффективной представляется частная собственность.

Формы собственности в основном определяются в зависимости от субъекта собственности, поэтому различают собственность частную (собственность отдельного человека), общественную или коллективную (когда собственником выступает группа или коллектив) и государственную.

Частная собственность — это собственность отдельного лица, но она также может выступать и как собственность отдельной семьи. У нас до сих пор различают частную и личную собственность: к личной собственности относят предметы потребления, к частной — средства производства, приносящие доход, за счет которого в основном живет человек. Так, например, швейная машина, если на ней шьют одежду для членов семьи, — личная собственность. Если же она используется для выполнения заказов на пошив одежды посторонним людям и приносит доход, то она превращается в частную собственность. Во всем мире то, что принадлежит отдельному человеку, называют частной собственностью.

Кооперативная собственность складывается из паевых взносов членов данного кооператива. Распределение в кооперативе осуществляется в зависимости от величины вложенного пая, а высшим органом управления является собрание пайщиков.

Акционерная собственность распространяется на все имущество предприятия, делится на отдельные доли, которые оплачиваются акционерами. Эта оплата подтверждается ценными бумагами — акциями или облигациями. Акционер не является собственником имущества, ему принадлежат только акции. Поэтому он не вправе претендовать на имущество акционерного предприятия при выходе из общества, он может только продать свои ценные бумаги.

Государственная собственность — это обязательный атрибут любого хозяйства, в том числе и рыночного. К ней относятся все объекты, принадлежащие государству: земля, отдельные предприятия, сооружения, транспортные системы и проч.

Проблема развития рыночной экономики заключается в том, чтобы найти оптимальное соотношение между отдельными формами собственности и обеспечить эффективное функционирование каждой из них. Если такое соотношение найдено, воспроизводственный процесс в данном обществе развивается нормально и обеспечиваются стабильные темпы экономического роста.

Собственность — это многоплановая категория, которая существует как в экономике, так и в праве. Теория прав собственности возникла в начале XX в. Ее основателями считают американских экономистов Р. Коуза и А. Алчина. В 60-е г. XX в. Коуз опубликовал статью «Проблемы социальных издержек», где изложил основы теории прав собственности. В 1991 г. за работы по проблемам трансакционных издержек и прав собственности Коузу была присвоена Нобелевская премия.

Право собственности — это право субъекта использовать собственные ресурсы по своему усмотрению. Это право может быть формальным, т. е. узаконенным государственными органами, или неформальным, определяемым обычаями, моралью и проч. С точки зрения этой теории собственность представляет собой набор определенных прав:

  • 1) на владение;
  • 2) пользование;
  • 3) управление, т. е. права решать, кто и как будет пользоваться благами;
  • 4) на доход от использования благ;
  • 5) отчуждение, потребление, изменение или уничтожение блага;
  • 6) безопасность, т. е. право на защиту от посягательств и нанесения вреда внешней средой;
  • 7) передачу благ в наследство;
  • 8) бессрочность обладание благом;
  • 9) запрет использование во вред окружающей среде;
  • 10) взыскание блага в уплату долга;
  • 11) существование процедур и институтов, восстанавливающих нарушенные полномочия.

Права собственности раскрывают ее конкретное содержание, определяют отношения между участниками процесса реализации собственности. Нечеткое формулирование прав собственности деформирует стимулы развития производства, снижает мотивацию к результативности труда.

Теория прав собственности строилась на признании ограниченности ресурсов. Если благо не обладает свойством редкости и им может пользоваться любой субъект, бессмысленно определять права собственности на это благо, оно не может быть объектом собственности. Поэтому отношения собственности в теории прав собственности, по сути, являются системой исключений из доступа к различным благам. Исключить субъектов из свободного доступа к благам означает сертифицировать права собственности на них Смысл этого — создать условия для приобретения прав собственности теми субъектами, которые способны получить от них большую пользу.

Содержание и особенности различные форм собственности лежат в основе существования различных экономических систем.

Анализ определения понятия «интеллектуальная собственность»

Статья просмотрена: 2658 раз

Библиографическое описание:

Поляков Р. Е. Анализ определения понятия «интеллектуальная собственность» // Молодой ученый. — 2011. — №10. Т.1. — С. 176-179. — URL https://moluch.ru/archive/33/3759/ (дата обращения: 30.11.2018).

В отличие от охраны вещных прав охрана прав на объекты интеллектуальной деятельности признана в мировом сообществе совсем недавно. «Не только в правовых системах примитивных народов, — писал известный российский цивилист И.А.Покровский, — но даже еще в праве римском духовная деятельность подобного рода не давала никаких субъективных прав на ее продукты их авторам и не пользовалась никакой правовой защитой. Всякий мог опубликовать или воспроизвести без согласия автора его произведение, осуществить его техническое изобретение. Насколько мало ценилась в римском праве духовная деятельность сама по себе, видно уже из того, что в классическую эпоху, например, поэма, написанная на чужом писчем материале, или картина, нарисованная на чужой доске, принадлежали не поэту или художнику, а собственнику писчего материала или доски. Правда, для Юстиниана такая норма показалась уже конфузной и была отменена, но, тем не менее, о каких бы, то, ни было авторских правах в Юстиниановом Своде нет речи».

Происхождение самого термина «интеллектуальная собственность» принято связывать с французским законодательством конца XVIII века, что во многом является справедливым. Действительно, традиция проприетарного подхода к авторскому и патентному праву не только родилась во Франции, но и опиралась в своей основе на теорию естественного права, которая получила свое наиболее последовательное развитие именно в трудах французских философов-просветителей (Вольтер, Дидро, Гольбах, Гельвеций, Руссо).

Сущность проприетарной теории заключается в том, что все произведенное человеком, будь то материальные объекты или результаты творческого труда, признается его собственностью. Буквально слово «proprietas» означает собственность, благодаря чему и возникло название этой группы концептуальных моделей. Таким образом, создатель результатов творческого труда имеет исключительное право распоряжаться ими.[1.] При этом следует иметь в виду, что рассматривается право на идею, а не на материальный объект, в котором эта идея нашла своё выражение.

Данная теория содержит технологическую и юридическую предпосылки ее выделения.

В качестве технологической предпосылки может быть рассмотрена «трудовая теория собственности», выделенная Джоном Локком в трактате «О государственном правлении». Согласно теории, основанием возникновения права собственности является труд. Собственность – это категория экономическая, и сущность её состоит в присвоении определённых благ и предметов в процессе производства. При производстве же объектов интеллектуальной собственности также затрачивается умственный труд, и очень часто в литературе можно встретить понятие «духовное производство».

Право собственности, приобретённое одним, не должно ущемлять или наносить вред другим членам общества.

Юридической предпосылкой выступает абсолютный характер исключительных прав, как и вещных прав, а в первую очередь и права собственности. Это означает, что управомоченному субъекту не противостоит конкретное обязанное лицо. Как и обладатель вещного права собственности, обладатель интеллектуальной собственности может совершать в отношении объекта своих прав все не запрещённые законом действия с одновременным запрещением третьим лицам совершать указанные действия без согласия правообладателя.

Сходства также могут быть установлены по основаниям возникновения. Само право интеллектуальной собственности может возникнуть только с момента, когда мысли и идеи получили внешнее выражение в той или иной объективной форме, несмотря на то, что результатом интеллектуальной деятельности является творческая идея, а не материальный объект, в котором она находит своё выражение. Таким образом, как и в праве собственности, присутствует «вещественный вид». Мысль, не выраженная вовне, не имеет правового значения.

Читайте так же:  Ходатайство на поступление в детский сад

Как отмечается многими исследователями, основными причинами, породившими использование именно данной категории, явилось стремление создателей интеллектуальных достижений иметь права на плоды своего труда, аналогичные правам собственников вещей, стремление использовать фундаментальные основы ключевого института гражданского права — права собственности — в сфере творческой и иной интеллектуальной деятельности, желание подчеркнуть абсолютный, сходный с таким «вечным» институтом, как право собственности, характер прав, «стремление втиснуть сравнительно новый институт в освященные традицией схемы».

Специалисты неоднократно отмечали, что появление категорий интеллектуальная собственность, промышленная собственность, литературная и научная собственность обусловлено не только политическими и экономическими, но и психологическими процессами, повлиявшими даже на международные договоры, на национальное законодательство и на юридические конструкции, разрабатываемые в этой области. Поскольку для любого участника экономического оборота крайне важно обладание статусом, известным всем другим участникам, то исключительно удобной оказывается именно конструкция, аналогичная праву собственности или иному вещному праву: «Вещные права обладают перед обязательственными таким преимуществом, как определенность их статуса, поскольку последний устанавливается только законом».

Придать интеллектуальной собственности духовную высоту было суждено кёнигсбергскому мудрецу, великому немецкому философу Иммануилу Канту.

К философии права Иммануил Кант обратился в своих поздних работах «Метафизика нравов» (1797 г.), «Спор факультетов» (1798 г.), завершивших построение его философской системы. Кантовская «Метафизика нравов» – панегирик правосознанию

Мораль дает внутренний закон поведения человека, в принципах права внутреннее убеждение сочетается с внешним принуждением. В результате возникает сила, регламентирующая жизнь общества, укрепляющая нравственность, спасающая человека от произвола других. Право формально. Оно обязательно для всех, не оставляя никакого места для исключений.

Право, по Канту, распадается на частное и публичное. В первом рассматриваются отношения между частными лицами, во втором – между человеком и обществом, а также между социальными группами. Главная проблема частного права – частная собственность. Частная собственность составляет основу гражданского общества, но она не изначальна, «мое» и «твое» результат истории. Объектом собственности могут быть только вещи, человек – лишь субъектом ее. Владеть человеком нельзя. Публичное право определяет состояние отдельных индивидов в государстве и отношения между государствами в составе человечества. Правовые атрибуты человека как гражданина суть свобода, равенство, самостоятельность.

Перед законом, настойчиво повторяет Кант, все равны. Кант обосновывает понятие «непринудительных прав». Это свобода критики в первую очередь. «Гражданин государства. должен иметь право открыто высказывать свое мнение о том, какие из распоряжений государя кажутся ему несправедливыми по отношению к обществу. Свобода печатного слова есть единственный палладиум прав народа».

Эти взгляды привели Канта к формированию новых подходов к авторскому праву. В авторском праве, в котором его современники видели лишь форму собственности, обеспечивающую экономическую выгоду для автора, Кант видел естественное право личности на творчество. Авторское право, по Канту, воплощает также идею о том, что произведение автора является выражением его личности, которая требует такой же защиты, как и экономическая составляющая произведения.

Такой подход оказал большое влияние на развитие авторского права в континентальной Европе и способствовал развитию droit moral (моральных, или личных неимущественных прав автора). В результате в континентальной правовой системе авторские права оказались не только наделены чертами, свойственными праву собственности, но и наряду с имущественным содержанием включали дополнительные правомочия, защищающие нематериальные интересы автора.

Сторонниками теории исключительного права являются такие учёные, как А.А. Пиленко, Г.Ф. Шершеневич и др.

Согласно этой теории, интеллектуальная собственность — это право особого рода, которое не относится не к вещным, ни к обязательственным правам. Как считает Г.Ф. Шершеневич, «это права, которые предоставляют исключительную возможность одному субъекту использовать свой результат интеллектуальной деятельности с запретом всем остальным совершения таких действий». Таким образом, устанавливается так называемая монополия на использование произведения, – отсюда и родился термин «исключительное право».

Подтверждение её существования выводится, главным образом, через обоснование несоответствия проприетарной концепции и содержания права собственности. Как известно, содержание права собственности раскрывается через ряд правомочий: владение, пользование, распоряжение.

Однако к продуктам интеллектуального труда неприменимо правомочие владения, поскольку оно предполагает господство, обладание: нельзя физически обладать идеями и образами. Не может быть применимо и понятие пользования, поскольку научно-технические идеи и литературно-художественные образы могут находиться в пользовании бесчисленного круга субъектов, при этом они не будут потребляться в процессе пользования, из них не будет извлекаться выгода в виде плодов, продукции, доходов. Правомочие распоряжения также имеет свои особенности. Отчуждая право на использование результатов творческого труда по авторскому или лицензионному договору о передаче неисключительных прав, продавец (лицензиар) сам не лишается возможности продолжать их использование, а также разрешать аналогичное использование третьим лицам.

Общим понятием «собственность» интеллектуальная собственность не может охватываться, в силу специфики соответствующих отношений, возникающих в результате создания продуктов интеллектуальной собственности, которые представляют собой тесную взаимосвязь личных и имущественных прав. Подтверждением этому служит выделение отношений по поводу авторства на произведения науки, литературы и искусства, на объекты промышленной собственности и иные результаты интеллектуальной деятельности в отдельной группе отношений, входящих в предмет гражданского права, — личные неимущественные отношения, связанные с имущественными; отношения же собственности относят к имущественным отношениям.

Многие ученые-цивилисты либо предлагают вообще отказаться от использования термина «интеллектуальная собственность», либо понимают под ним только нематериальные блага (совокупность идей, образов, творческих, технических решений и т.д.), на которые за достигнувшим их лицом или иным правообладателем закрепляется особое «исключительное право». При этом резюмируется, что право интеллектуальной собственности по существу устанавливает режим охраны только в отношении нематериальных объектов. При таком подходе интеллектуальная собственность оказывается никак не связанной с материальным объектом, в котором результат интеллектуальной деятельности выражен, хотя несомненно, что законодательство во многих случаях предусматривает необходимость контроля авторов и их правопреемников за участием такого объекта в хозяйственном обороте или возможность получения авторами дополнительного вознаграждения в определенных случаях. Можно привести многочисленные примеры: особые положения о праве на прокат произведения, право следования в отношении произведений изобразительного искусства и т.д.

Кроме того, исключительное право рассматривается как право монопольное. Однако, при периодически возобновляемой «ненависти к привилегиям» и трудности уяснения отличий между разными видами и основаниями «монополизма» такое положение препятствует пониманию ценности права интеллектуальной собственности и мешает успешной пропаганде необходимости охраны прав на произведения, изобретения и иные результаты интеллектуальной деятельности.

По мнению Васина В.Н. и Казанцева В.И. термин «интеллектуальная собственность «достаточно спорен и вызывает неоднозначное толкование у юристов».[ 2, с.124]

Среди юристов бытует мнение, что термин «интеллектуальная собственность» не является составным и поэтому не может трактоваться, как право владеть, пользоваться и распоряжаться результатом интеллектуальной деятельности. В связи с вступлением четвёртой части ГК РФ, термин «интеллектуальная собственность» отождествляется со схожим ему термином «результат интеллектуальной деятельности». При этом, по мнению российских юристов оба термина спорны. Исходя из аналогии, этих двух терминов имеет смысл дать теоретическое определение результату интеллектуальной деятельности.

Васин В.Н. и Казанцев В.И. пишут « результаты интеллектуальной деятельности (т.е. мыслительных способностей человека) могут быть самыми различными и далеко не все они являются объектом гражданских прав. В связи с этим представляется более удачным термин «результат творческой деятельности». [ 2, с.340]

Безусловно, характерной особенностью результата интеллектуальной деятельности является его творческое начало, но и без интеллектуального момента, его создание невозможно. Так творческая (интеллектуальная) деятельность, имеет своим результатом создание, каких – либо произведений творческого характера, творец (создатель) которых приобретает на них исключительные права, именуемые в ГК РФ интеллектуальной собственностью». [ 2, с.124] Поспорить с мнением видных учёных нельзя, так как термин «результата творческой деятельности» наиболее точно отражает сущность объекта права интеллектуальной собственности. Но хотелось бы напомнить о существовавшем в начале двадцатого века термине «результат творческой интеллектуальной деятельности». Он наиболее точно отражает сущность объекта правовой охраны в сфере интеллектуальной собственности. Так как в соответствии со ст. 1228 ГК РФ «Автором результата интеллектуальной деятельности признаётся гражданин, творческим трудом которого создан такой результат». Это означает, что результат интеллектуальной деятельности должен носить творческий характер. Творчество в общем смысле – процесс человеческой деятельности, создающий качественно новые материальные и духовные ценности или итог создания субъективно нового. [3] В современном русском языке ««интеллект» — ум, рассудок, мыслительные способности человека». [4, с.123]

Поэтому понятие «результат творческой интеллектуальной деятельности» можно раскрыть следующим образом. «Результат творческой интеллектуальной деятельности» — уникальный, качественно новый, имеющий определённую ценность итог реализации мыслительных способностей конкретного лица. Точнее уникальный, качественно, новый, имеющий определённую ценность объект духовного или материального мира, созданный по средствам мыслительных процессов.

Если законодательно термин «интеллектуальная собственность» тождественен термину «результат интеллектуальной собственности» это означает, что он представляет собой уникальный, качественно, новый, имеющий определённую ценность объект духовного или материального мира, созданный по средствам мыслительных процессов. Однако, не имеет смысла использовать в теории да и на практике два термина, которые идентичны по смыслу друг другу.

Во всем мире термин «интеллектуальная собственность» выступает как общая понятийная категория, охватывая авторское и патентное право, правовой режим дизайна и товарных знаков, а также многочисленные смежные права. Термин «исключительные права» используется в нормативных актах при обозначении содержания правомочий правообладателя. Как отмечал В.А. Дозорцев, «использование термина «интеллектуальная собственность» вполне правомерно в политических актах (например, в ст. 44 Конституции РФ) как выражение экономических и политических начал. Но употребление его как обозначение юридической категории никак не может быть признано удачным». [ 5, с.141] Однако «это отнюдь не означает, — отметил ученый, — противопоставления существующих терминов. Просто они характеризуют одну и ту же категорию с разных сторон: «интеллектуальную собственность» — с точки зрения политической и экономической функций, «исключительные права» — с точки зрения юридического содержания».

Интеллектуальная собственность не может быть «неточным» термином, поскольку понятия всегда условны, воображаемы. Понятия оправдываются лишь тем, что из них можно получить»: «Лишь плодотворное истинно», как писал Гете, а У. Джеймс отмечал: «Идеи становятся истинными только тогда, когда они помогают нам устанавливать удовлетворительные отношения с другими частями нашего опыта». Есть «пространство мышления», есть законы восприятия, законы понимания и есть законы того, почему мы не понимаем. К любой теории предъявляется одно главное требование: та теория хороша, которая содержит в себе такие принципы, что, не меняя их, можно сделать понятным максимальное число эмпирических явлений. Что же касается «точности», то, по утверждению известного юриста О. Холмса, «юридические формулы не схожи (и не должны быть схожи) с математически однозначными». Термин «интеллектуальная собственность» обладает явным удобством для понимания и применения, поскольку назначение права — регулировать общественные отношения, обеспечивать их оптимальность и стабильность. Перефразируя известное изречение, об этом термине можно сказать: вред от него невозможен, а польза весьма вероятна. «Сама живучесть термина «интеллектуальная собственность»… лучше, чем что-либо другое, доказывает удачность данного названия той совокупности прав на результаты интеллектуальной деятельности, которая возникает у их создателей и правообладателей».

Васин В. Н., Казанцев В. И. Гражданское право России общая часть, особенная часть М. изд. Книжный мир, 2007

Толковый словарь русского языка/ под ред проф. Д. Н. Ушакова Т.1 М: ОГИЗ 1935

Дозорцев В.А. Права на результаты интеллектуальной деятельности: авторское право, патентное право, другие исключительные права. //Сборник нормативных актов. — М. 1994.